Создание информации

Каждый акт предпринимательства ведет к созданию из ничего новой информации или знания. Акт творения происходитв голове того, кто первым проявил предпринимательство.Действительно, когда человек, которого мы будем называтьС, осознаёт существование прибыльной возможности, в егоуме возникает новая информация. Более того, когда С начинает действовать, вступая в контакт, например, с A и B,дешево покупая у B ресурс, которого у того в избытке, а потом по более высокой цене перепродавая его A, которомуэто нужно позарез, в головах A и B также возникает новаяинформация. A осознаёт, что ресурс, которого у него не былои без которого он не мог достичь своей цели, есть где-то нарынке и его больше, чем он полагал раньше, а потому теперьон может сделать то, за что раньше не брался из-за отсутствия этого ресурса. Со своей стороны, B начинает понимать,что ресурс, которого у него было в избытке и которого онне ценил, остро нужен кому-то, а потому его нужно беречь изащищать, поскольку его можно продать по хорошей цене.

Творческая природа предпринимательства

Для предпринимательства предпринимательства не нужноникаких средств. Это означает, что предпринимательствоне требует никаких издержек, а потому является творческимзанятием. Творческий аспект предпринимательства воплощен в производстве определенного типа прибыли, котораяв некотором смысле возникает из ничего, которую мы будемназывать чисто предпринимательской прибылью. Для извлечения предпринимательской прибыли не нужно предварительно обладать средствами, достаточно хорошо осуществлятьпредпринимательство.
Особенно важно подчеркнуть, что любой акт предпринимательства порождает три чрезвычайно важных эффекта.Во-первых, предпринимательство создает новую информацию. Во-вторых, эта информация передается, распространяясь по рынку. В-третьих, акт предпринимательстваучит каждого из участников рынка подстраивать свое поведениек потребностям других. Эти последствия предпринимательства, аналитически сформулированные авторами, принадлежащими к австрийской школе, настолько важны, что стоитподробнее остановиться на каждом из них.

Неявное неартикулируемое знание

Практическое знание — это преимущественно знание неявное и неартикулруемое. Это означает, что человек знает,как выполнять определенные действия (знать как), но нев состоянии выявить элементы или части того, что он делает, не в силах сказать, правильны они или нет (знать что).Например, когда кто-то учится играть в гольф, он не изучаетнабор объективных, научных правил, позволяющих с помощью формул математической физики выполнять правильные движения. Нет, процесс обучения заключается в приобретении ряда практических навыков поведения. Можно ещевслед за Полани привести в качестве примера человека, который учится ездить на велосипеде и пытается поддерживатьравновесие, слегка поворачивая руль в ту сторону, куда онначинает падать, благодаря чему возникает центробежнаясила, удерживающая велосипед прямо, но почти ни одинвелосипедист не думает о физических силах, удерживающихего в седле, да многие вряд ли даже слышали о них. Напротив, каждый велосипедист обычно использует свое чувстворавновесия, которое каким-то образом подсказывает ему,что делать в каждый данный момент, чтобы не упасть. Полани доходит до утверждения, что неявное знание на деле является господствующим принципом любого знания (,24—25). Даже самое формализованное научное знание непременно вытекает из интуиции или творческого акта, представляющего собой всего лишь проявление неявного знания.Более того, новое знание, приобретаемое нами из формул,книг, графиков, карт и т.п., имеет значение только потому,что помогает нам перестраивать — с новых и все более богатых и ценных точек зрения — всю имеющуюся у нас структуру практической, предпринимательской информации, а этов свой черед открывает новые возможности для проявлениятворческой интуиции. Поэтому невозможность выразитьсловами (артикулировать) практическое знание проявляется не только «статически» — т.е. в том смысле, что любое вроде бы явно сформулированное (артикулированное)утверждение оказывается содержательным лишь в той мере,в какой оно истолковывается в свете предшествующих емунеартикулируемых представлений и знаний, — но и «динамически», поскольку мыслительный процесс, задействуемый при каждой попытке формального артикулирования

Эксклюзивное, рассеянное знание

Практическое знание рассеяно и эксклюзивно. Это означает, что каждый из участников владеет лишь несколькими«атомами» или «битами» всей созданной в обществе и переданной информации и что, парадоксально, этими битами владеет только он или, иными словами, только он имеетк ним доступ и в состоянии дать им сознательное истолкование. Следовательно, каждый, кто действует и практикуетпредпринимательство, делает это глубоко личным и неповторимым образом, так как начинает со стремления достичьопределенные цели, которые соответствуют видению мира исовокупности знаний о нем, которыми во всем их богатствеи разнообразии нюансов располагает только он и которымив точно таком же виде не может обладать никто другой. Вотпочему знание, о котором мы говорим, не являетсяданным и доступным для всякого, кто имеет доступ к материальнымсредствам хранения информации (таким как газеты, журналы, книги, статистика, компьютеры и пр.). Напротив, знание, имеющее ключевое значение для человеческой деятельности, является чисто предпринимательским, практическими строго эксклюзивным и может быть «найдено» только распыленным по умам всех тех, кто, действуя по-предпринимательски, составляет общество и движет его вперед.

Знание не научное, а субъективное и практическое

Анализируемое нами знание, имеющее ключевое значениедля человеческой деятельности, прежде всего имеет не научный, а субъективный и практический характер. Практическим является любое знание, которое не может быть представлено в формализованном виде, а приобретается на практике, т.е. в ходе деятельности, осуществляемой в различныхситуациях. Как отмечает Хайек, это знание жизненно важново всех практических обстоятельствах, или во всех субъективных координатах места и времени (, 51, 91; , 67, 101). Короче говоря, речь идет о знании, имеющемформу конкретных человеческих оценок, об информации относительно целей, которые преследует действующий субъект,и тех целях, которые, по его мнению, преследуют другие. Этознание состоит также из практической информации о средствах, которые, по мнению действующего субъекта, доступны ему и помогут в достижении его целей, особенно информация обо всех условиях, личных или прочих

Информация, знание и предпринимательство

Чтобы полностью постичь природу предпринимательства в интерпретации австрийской школы, сначала нужнопонять, каким образом предпринимательство модифицирует или изменяет информацию или знания действующегосубъекта. Создание, восприятие или осознание новых целей и средств предполагает модификацию знаний действующего субъекта в том смысле, что он обнаруживает информацию, которой прежде не обладал. Более того, этооткрытие модифицирует всю карту или контекст информации или знаний, которым обладает действующий субъект.Зададимся следующим фундаментальным вопросом: какиехарактерные черты информации или знания имеют значение для проявления предпринимательства? Ниже будутподробно рассмотрены шесть основных, с точки зренияавстрийцев, характеристик предпринимательского знания: 1) это знание не научное, а субъективное и практическое; 2) это знание эксклюзивное; 3) оно рассеяно средивсех людей; 4) это знание, преимущественно неявное, а потому неартикулируемое; 5) это знание, создаваемое ex nihilo, из ничего, именно благодаря проявлению предпринимательства; 6) это знание, которое может передаваться,по большей части неосознанно, посредством чрезвычайносложных социальных процессов, которые представителиавстрийской школы считают настоящим предметом экономических исследований.

Определение предпринимательства

Предпринимательство, в строгом смысле слова, по существу состоит в открытии и восприятии (prehendo) возможностей достижения цели или получения выгоды илиприбыли и в осуществлении действий для использования этих возможностей, возникающих в нашем окружении. Кирцнер полагает, что проявление предпринимательства связано с особой настороженностью, т.е. постоянной бдительностью, позволяющей человеку открыватьи схватывать то, что происходит вокруг (, 65,69; , 71, 76). Возможно, Кирцнер использует английский термин alertness (бдительность, настороженность), потому что слово entrepreneurship, позаимствованное из французского языка, не говорит английскому уху об идее prehendo, в отличие от романских странЕвропейского континента (на французском entreprenanteозначает «предприимчивый, смелый». — Перев.). В любомслучае испанское прилагательное perspicaz (проницательный, прозорливый) вполне соответствует предпринимательству, поскольку, как сообщает «Словарь» Королевской академии испанского языка, обозначает «проницательность и предусмотрительность». Кроме того, терминspeculator (спекулянт, мыслитель) этимологически восходит к латинскому слову specula — так называли смотровыебашни, позволявшие издали видеть все, что приближается.Эти значения полностью соответствуют тому, что делаетпредприниматель, когда решает, какие действия нужнопредпринять, оценивает их будущий эффект и осуществляет их. Хотя выражение el estar alerta (исп. «быть настороженным, бдительным». — Перев.) также может служить приемлемым обозначением предпринимательства,поскольку передает идею внимания или настороженности,оно, пожалуй, подходит меньше, чем perspicaz, потому чтоявно предполагает более статичный подход.

Знания и предпринимательство

В этой главе мы обсудим концепцию и характеристикипредпринимательства. Эта концепция имеет фундаментальное значение для австрийской школы, являясь смысловымцентром ее экономического анализа. Поэтому необходимопроанализировать сущность предпринимательства и экономическую роль знаний, порождаемых предпринимателями, действующими в условиях рынка. Это единственныйпуть к пониманию координирующей роли динамическихрыночных процессов и исторического развития австрийской экономической школы, детальному анализу которойпосвящены следующие главы.

Связь между теорией и эмпирическиммиром: иная концепция «предсказания»

Те же самые аргументы, которые ниже будут проанализированы подробнее в связи с историей дискуссии о невозможности экономического расчета при социализме, могутбыть использованы для обоснования идеи австрийцев о том,что в экономике теоретически невозможны точные предсказания (т.е. с точным указанием места, времени и имеющие конкретную, эмпирическую природу). Наука не можетничего знать о завтрашних событиях, потому что они зависят главным образом от знаний и информации, которыепредпринимательски еще не порождены, а потому и узнатьих еще невозможно. В экономике возможны в лучшем случаеобщие прогнозы тенденций, которые Хайек называет структурными предсказаниями (pattern predictions). Такие предсказания носят исключительно качественный и теоретическийхарактер и могут относиться, самое большее, к возникновению рассогласованности в общественной жизни вследствиеинституционального принуждения (интервенционизм и социализм) в отношении рынка.
Кроме того, следует помнить, что во внешнем мире нетнепосредственно наблюдаемых, объективных событий.В соответствии с субъективистским подходом австрийскойшколы в экономической науке объекты исследования — этопросто идеи людей о том, что они делают и к чему стремятся.Такие идеи недоступны для непосредственного наблюдения,а могут быть выведены на основе интерпретации исторических событий. Для истолкования социальной действительности, представляющей собой историю, для начала нужноиметь теорию, а еще необходимо ненаучное суждение о значимости (Verstehen, или понимание). Это суждение не является объективным и у разных историков может быть различным, что делает историю подлинным искусством.
Наконец, австрийцы исходят из того, что эмпирическиеявления подвержены постоянным изменениям, вследствиечего в социальных событиях нет ни констант, ни параметров, а только «переменные», так что традиционная цель эконометрики и любой версии позитивистской методологической программы (от самого наивного верификационизма донаиболее изощренного попперовского фальсификационизма) достижима с большим трудом, если вообще достижима.В отличие от неоклассиков, вдохновляемых позитивистскимидеалом, экономисты австрийской школы стремятся развивать свою дисциплину в духе априоризма и дедуктивности.Сюда входит весь арсенал логическо-дедуктивных умозаключений, основанных на самоочевидном знании (аксиомы,подобные самой субъективной концепции человеческой деятельности, основные элементы которых являются плодомлибо интроспекции и личного опыта ученого, либо считаются самоочевидными, потому что их невозможно оспорить,не вступая в противоречие с самим собой) (;, 117—138). Согласно австрийцам, без этого теоретического арсенала ни попытки дать последовательноеи адекватное истолкование массы сложных историческихявлений, образующих социум и на первый взгляд кажущихся бессвязными, ни описание истории прошлого или разработка видов на будущее (миссия предпринимателя) не могутрассчитывать даже на минимальный успех. Отсюда идут тазначимость, которую австрийцы в целом придают исторической науке, и их попытки не допустить ее смешения с экономической теорией и установить корректное соотношениемежду этими дисциплинами (; Мизес 2007).

Вербальные формулировки австрийцев против математических формулировок неоклассиков

Австрийцы и неоклассики расходятся в вопросе об использовании математических формулировок в экономическом анализе. С самого начала основатель австрийской школы КарлМенгер предусмотрительно отметил преимущество словесного языка, способного передать сущность (das Wesen) экономических явлений, на что математический язык неспособен. В 1884 г. Менгер поинтересовался в письме к Вальрасу: «Каким образом с помощью математических методовможно получить знание сущности, например сущности ценности, земельной ренты, предпринимательской прибыли,разделения труда, биметаллизма и пр.?» (, 2:3).Математический язык чрезвычайно удобен для выражениясостояний равновесия, изучаемых неоклассическими экономистами, но не позволяет передать субъективность времени и предпринимательского творчества, которые являютсясущественными чертами аналитических рассуждений австрийской традиции. Пожалуй, лучше всего выразил неадекватность математического подхода к экономической наукеГанс Майер: «В сущности, в сердцевине математическихтеорий равновесия наличествует неотъемлемая, более илименее замаскированная фикция, заключающаяся в том, чтоони соединяют в системе уравнений (по определению одновременных) неодновременные величины, действующие в генетико-причинных последовательностях, так, как если бывсе они существовали одновременно. “Статический” подходсинхронизирует состояние дел, тогда как в реальности мыимеем дело с процессом. Но порождающий процесс невозможно рассматривать “статически”, как состояние покоя,не лишив его именно того, что делает его тем, чем он является» (, 92).
По указанным выше причинам члены австрийской школы полагают, что многие теории и выводы неоклассиковв области анализа производства и потребления лишеныэкономического смысла. Примером может служить «законравенства взвешенных по цене предельных полезностей»,покоящийся на очень шатких теоретических основаниях.По сути дела, он предполагает, что человек способен одновременно оценивать полезность всех имеющихся в его распоряжении благ, и при этом игнорируется тот факт, что каждоеего действие представляет собой последовательный и творческий процесс и блага оцениваются не одновременно путем уравнивания их предполагаемых предельных полезностей, а одно за другим, в контексте разных этапов и действий,для каждого из которых соответствующая предельная полезность может быть не только иной, но и несопоставимой(, 81—83). Короче говоря, австрийцы считают,что использование математики в экономической науке не имеет смысла, так как этот метод синхронизирует величины,разнородные с позиций времени и предпринимательского творчества. По той же причине австрийцы считают бессмысленными используемые неоклассическими экономистамиаксиоматические критерии рациональности. В самом деле,если человек отдает предпочтение А перед В, а В перед С,он вполне может отдать предпочтение С перед А, при этомне переставая быть «рациональным» или последовательным,если он просто изменил мнение (пусть даже всего на сотуюдолю секунды, когда думал об этом). С точки зрения австрийских экономистов, обычные неоклассические критериирациональности смешивают идеи постоянства и последовательности (, 98—100).

Субъективные издержки (австрийцы) против объективных издержек (неоклассики)

Для австрийцев издержки — это субъективнаяценность тех целей, которыми действующий субъект жертвует, когда делает выбор в пользу определенного образа действий. Иными словами, объективных издержек не существует, а каждый действующий субъект должен использоватьсвою предпринимательскую бдительность, чтобы непрерывно выявлять издержки в каждом наборе обстоятельств.В самом деле, человеку случается проходить мимо многихальтернативных возможностей, которые радикально изменили бы его субъективное представление об издержках, еслиб ему удалось обнаружить их благодаря свои предпринимательским качествам. Поэтому не существует объективныхиздержек, которые бы определяли ценность целей, а вернопрямо противоположное: издержки, являясь субъективными ценностями, отражают субъективную ценность (и определяются ею), которую человек присваивает своим целям(конечным потребительским благам). Поэтому экономистыавстрийской школы полагают, что именно цены конечныхпотребительских благ, будучи рыночным выражением субъективных оценок, определяют издержки, на которые готовпойти человек для производства подобных благ, а не наоборот, как столь часто утверждают неоклассические экономисты в своих моделях.

Предпринимательский процесс согласования (австрийская школа) против моделей общего и/или частичного равновесия (неоклассическая школа)

В своих моделях равновесия неоклассические экономистыобычно игнорируют силы координации, которые австрийцысвязывают с предпринимательством. На деле предпринимательство не только подталкивает к созданию и передаче информации, но, что еще важнее, способствует координации несогласованного поведения, встречающегося в обществе. Какмы увидим в следующей главе, вся существующая в обществе рассогласованность материализуется как возможностьприбыли, остающаяся скрытой до тех пор, пока ее не откроют предприниматели. Как только предприниматель осознаётэту возможность и использует к своей выгоде, возможностьисчезает и запускается стихийный процесс координации. Этотпроцесс объясняет тенденцию к равновесию, свойственнуювсякой подлинно рыночной экономике. Более того, именнокоординирующая природа предпринимательства и делаетвозможной экономическую теорию как науку, понимаемуюкак теоретический корпус законов координации, проливающих свет на общественные процессы.
Этот подход объясняет интерес экономистов австрийскойшколы к исследованию концепции динамической конкуренции (процесса соперничества), тогда как неоклассическихэкономистов занимают исключительно модели равновесия,характерные для сравнительной статики («совершенная»конкуренция, монополия, «несовершенная», или монополистическая, конкуренция). Поэтому, с точки зрения австрийцев, абсурдно строить экономическую науку на моделиравновесия, изначально предполагающей, что вся информация, необходимая для получения соответствующих функцийспроса и предложения, «дана». Австрийцы, напротив, предпочитают изучать рыночный процесс, ведущий к принципиально недостижимому состоянию равновесия. Обсуждаласьдаже модель, получившая название общественный Большойвзрыв, которая при любых исторических условиях допускает неограниченный рост знаний и цивилизации, настолькосогласованный и гармоничный (т.е. скоординированный),насколько это в человеческих силах. Вот почему движимыйдухом предпринимательства процесс координации общественной жизни бесконечен и неисчерпаем. Иными словами, предпринимательская деятельность представляет собой прежде всего создание и передачу новой информации,

Субъективная информация (австрийская школа) против объективнойинформации (неоклассическая школа)

Предприниматели постоянно порождают новую информацию, которая по природе своей субъективна, рассеяна, имеет практический характер и с трудом поддается артикулированию (, 52—67, 104—110). Поэтомусубъективное восприятие информации является существенным элементом методологии австрийской школы, отсутствующим в неоклассической теории, где информациятрактуется как исключительно объективная. Большинствоэкономистов не осознают, что, говоря об информации, австрийцы и неоклассики имеют в виду принципиально разныевещи. С точки зрения неоклассиков, информация — это нечто объективное, своего рода товар, который продают и покупают на рынке в соответствии с решениями о максимизации. Эта «информация», которую можно хранить на различных носителях, не имеет ничего общего с субъективнойинформацией, о которой пишут австрийцы: с практическойи жизненно необходимой информацией, которую действующее лицо субъективно истолковывает, знает и используетв контексте конкретного действия. Экономисты австрийской школы критикуют Стиглица и других авторов неоклассической теории информации за неспособность интегрировать свою теорию информации с предпринимательством,которое и является источником и движущей силой знания.Как мы увидим далее, экономисты австрийской школыс этой задачей справились. Более того, с точки зрения австрийцев, Стиглиц не сумел понять, что информация по сутисвоей всегда субъективна и рынки, которые он считает «несовершенными», не столько порождают «неэффективность»(в неоклассическом смысле), сколько предоставляют потенциальные возможности для извлечения предпринимательской прибыли, возможности, которые предпринимателиобнаруживают и используют в непрерывном процессе координации предпринимательских усилий на рынке ().

Возможность чисто предпринимательской ошибки (австрийская школа) против апостериорного обоснования всех решений (неоклассическая школа)

Особая роль концепции ошибки в австрийской экономической теории по сравнению с неоклассической обычно оставляется без внимания. Для австрийцев «чистая» предпринимательская ошибка совершается тогда, когда на рынкеостаются необнаруженные предпринимателями возможности получить прибыль. Именно существование такого типаошибки лежит в основе «чистой предпринимательской прибыли», извлекаемой тем, кто ее обнаруживает и устраняет.Для неоклассических авторов, напротив, подлинно предпринимательских ошибок, о которых впоследствии приходится сожалеть, просто не существует. Причина в том, чтонеоклассики обосновывают все прошлые решения в терминах гипотетического анализа затрат и результатов, осуществляемого в рамках математической модели максимизациис учетом ограничений. Поэтому в неоклассическом миренет места для чисто предпринимательской прибыли, а когда ее все-таки упоминают, то подразумевают просто платуза услуги рядовых факторов производства или доход, вознаграждающий за принятие риска.

Австрийский предприниматель против неоклассического Homo Economicus

В рамках австрийской экономической теории движущей силой является предпринимательство (которому посвященабольшая часть следующей главы), — концепция, демонстративно отсутствующая в неоклассической теории. Предпринимательство — это характерная особенность реального мира, вечно пребывающего в состоянии неравновесия,а потому не может играть какой-либо роли в моделях равновесия, занимающих внимание неоклассических авторов. Более того, неоклассические теоретики рассматривают предпринимательство как рядовой фактор производства,размещение которого определяется ожидаемыми выгодамии издержками. Они не осознают того, что при таком подходе к анализу предпринимательства возникает неразрешимоелогическое противоречие: спрос на предпринимательскиересурсы, основанный на ожидаемых издержках и выгодах,предполагает веру в то, что можно сегодня получить некуюинформацию (о возможной величине будущих издержек ивыгод) еще до того, как эта информация будет создана предпринимательскими усилиями. Иными словами, главная, какмы увидим, задача предпринимателя заключается в создании и открытии новой информации, прежде не существовавшей, и пока процесс создания не будет завершен, этойинформации не существует и она не может быть никому известна, а потому не в силах человеческих заранее приниматьнеоклассические решения о размещении ресурсов в соответствии с ожидаемыми издержками и выгодами.
Кроме того, сегодня австрийские экономисты почтиединодушно считают ошибочным представление, согласно которому источником предпринимательской прибылиявляется простое принятие риска. Напротив, риск входитв состав издержек производственного процесса и не имеетникакого отношения к чисто предпринимательской прибыли, которая возникает, когда предприниматель открываетнеизвестную ему прежде возможность получения прибыли

Австрийский субъективизм против нео классического объективизма

Другим ключевым вопросом для австрийцев является субъективизм. Поскольку для австрийской школы субъективистский подход имеет первостепенное значение, все ее экономические построения основаны на действиях реальных людей, из плоти и крови, которые рассматриваются как творцыи главные действующие лица всех общественных процессов.
Поэтому Мизес утверждает: «Экономическая теория — этоне наука о предметах и осязаемых материальных объектах;это наука о людях, их намерениях и действиях. Блага, товары,богатство и все остальные понятия поведения не являютсяэлементами природы; они — элементы человеческих намерений и поведения. Тому, кто хочет заняться их изучением,не нужно смотреть на внешний мир; он должен искать ихв намерениях действующих людей» (Mises 1996, 89; , 89). Таким образом, очевидно, что, в отличие от большинства неоклассиков, австрийцы полагают: за экономическими ограничениями стоят не объективные явления илиматериальные факторы внешнего мира (скажем, величина нефтяных запасов), а знания предпринимателей (открытие карбюратора, способного вдвое увеличить коэффициентполезного действия двигателя внутреннего сгорания, будетиметь такой же экономический эффект, что и удвоение разведанных запасов нефти). Вот почему австрийцы рассматривают производство не как нечто внешнее, природное иматериальное, а, напротив, как явление интеллектуальноеи духовное (, 134).

Австрийская теория деятельностипротив неоклассической теориипринятия решений

Представители австрийской школы рассматривают экономическую науку как теорию деятельности, а не как теорию принятия решений, и это одна из черт, которыми они сильнеевсего отличаются от своих коллег-неоклассиков. Концепциячеловеческой деятельности намного шире концепции индивидуального решения и включает ее. Принципиально важная для австрийской школы, концепция деятельности включает не только гипотетический процесс принятия решенийв контексте «данных» знаний о целях и средствах, но также,и в особенности, «само представление о системе координат,связывающей средства и цели, в рамках которой происходитразмещение ресурсов и экономически рациональная деятельность [являющиеся предметом исключительного внимания неоклассиков]» (, 33; , 35).Более того, австрийцев интересует не сам факт принятия решения, а то, что оно воплощено в человеческой деятельности, которая представляет собой процесс (завершенный илинезавершенный), включающий ряд взаимодействий и актовкоординации (согласования). С точки зрения представителей австрийской школы, именно это является предметомэкономических исследований. Таким образом, для австрийцев экономическая наука — это не набор теорий выбора или принятия решений, но интегрированный теоретический корпус, описывающий процессы социального взаимодействия,процессы, отличающиеся степенью координации, котораязависит от бдительности, проявляемой действующими субъектами в своей предпринимательской деятельности.
Мишенью особой критики австрийцев стала узкая концепция экономической теории, восходящая к ЛайонелуРоббинсу и его широко известному определению предмета этой науки. Как писал Роббинс, «экономическая теория — это наука, изучающая человеческое поведение с точки зрения соотношения между данными целями и редкимисредствами, которые могут иметь различное употребление»(; см.: , 18). Концепция Роббинса молчаливо предполагает фиксированное знание целей исредств и сводит проблему экономики к технической проблеме размещения ресурсов, максимизации или оптимизации в условиях определенных ограничений, которые такжепредполагаются известными. Иными словами, предложенная Роббинсом концепция экономической теории отражаетсамую суть неоклассической парадигмы и может считатьсяабсолютно чужеродной для методологии австрийской школы в ее сегодняшнем понимании. В самом деле, в изображении Роббинса человек предстает автоматом, простой карикатурой на человеческое существо, всего лишь пассивнореагирующим на любые события. В отличие от этого Мизес, Кирцнер и другие авторы австрийской школы придерживаются мнения, согласно которому человек не столькораспределяет имеющиеся средства между наличными целями, сколько находится в неустанном поиске новых целей и средств — усваивая опыт прошлого и напрягая воображение для открытия и созидания будущего (посредством деятельности). Поэтому для австрийцев экономическаятеория составляет часть намного более широкой и общейнауки, общей теории человеческой деятельности (а не человеческих решений или выбора). Согласно Хайеку, если дляэтой общей науки о человеческой деятельности «названиенеобходимо, то самым подходящим представляется термин“праксиологические” науки, …широко применяемый четкоего определившим Л. фон Мизесом» (Hayek 1955, 209; , 44).

Основные принципы австрийской школы

Одним из главных недостатков учебных программ, предлагаемых кафедрами экономической теории по всему миру,является то, что студенты не получают целостной картиныосновных теоретических достижений современной австрийской школы экономической теории. В первой главе мы попытаемся восполнить этот существенный пробел, дать обзорфундаментальных отличительных черт австрийской школыи тем самым пролить свет на историческое развитие австрийской мысли, чему посвящены следующие главы. В таблице 1.1 представлен краткий перечень ключевых различиймежду австрийской школой и господствующей (неоклассической) парадигмой, которую, как правило, преподаютв испанских университетах. Это даст возможность однимвзглядом охватить основные несовпадения двух подходов,которые затем будут рассмотрены подробнее.

Local Business Consulting.

If you’ve developed valuable skill sets or certifications within your industry over the years, consider putting your skills to use in your free time by offering your consulting services to local business owners. Whether you’re an expert marketer, business strategist, or manufacturing aficionado, there’s likely a local business owner who’s willing to pay you to help them solve an issue with their company. Start with this 18-step checklist to becoming a local business consultant from Karyn Greenstreet.

Amazon Перепродажа

Любой человек может продавать товары на Amazon, при условии, у вас есть продукты для продажи. Если вы тип, чтобы поразить все местные продажи гаража каждый уик-энд, есть все виды ценных вещей, которые могут быть перепроданы в Интернете. Если вы хотите, чтобы ваш шаг Amazon продажи игры вверх, проверить это подробное руководство по Amazon пролету Арбитраж на SideHustleNation показывая интервью у Трэвиса Скотта StuffParentsLike.com кто превратил этот домашний бизнес-идеи в прибыльный деньги-мейкера.

Подкастинг.

Если вы можете создать регулярную аудиторию для вашего подкаста по конкретной теме, это отличный способ, чтобы получить спонсоров. На CreativeLive, я регулярно платить $ 50- $ 250 (или больше в зависимости от размера аудитории) за эпизод в течение 30 секунд рекламы на соответствующих подкастов, как The Тим Феррис Show, # 1 бизнес-подкаста прямо сейчас. Подкаст даже помог Тим обеспечить его собственное телешоу. Естественно, что это помогает, если у вас уже есть интернет-аудиторию, которую можно нажать для прослушивания обычного подкаста, но это не остановило тысячи людей из здания успешных компаний на спине подкастинга. Проверьте этот класс о том, как делать деньги подкастинг, вещающая бесплатно каждый месяц на CreativeLive.

Интернет Коучинг.

Если у вас есть то, что вы находитесь умело и очень увлечены, вы можете превратить это в выигрышной комбинации, предлагая свои услуги с одним-на-один онлайн-коучинга. Просто убедитесь, что реализовать свою собственную систему управления возможность, так что вы не увязнуть работы с клиентами, что вы не можете помочь измеримо. Regina Anaejionu даст вам план шаг за шагом для сдачи ваших навыков и опыта работы путем разработки онлайн-бизнеса коучинг. Проверьте ее содержимое для начала прыгать на этой карьере.